Дмитрий Охапкин
dm.okhapkin@bk.ru
 
snt.pp.ru




Критика главы 9.1 Гражданского кодекса
«Решения собраний»



      Содержание:
      Статья 181.1. Основные положения
      Статья 181.2. Принятие решения собрания
      Статья 181.3. Недействительность решения собрания
      Статья 181.4. Оспоримость решения собрания
      Статья 181.5. Ничтожность решения собрания

      Дополнительные материалы:
      Протокол общего собрания садоводов

Статья 181.4. Оспоримость решения собрания

      1. Решение собрания может быть признано судом недействительным при нарушении требований закона, в том числе в случае, если:

      1) допущено существенное нарушение порядка созыва, подготовки и проведения собрания, влияющее на волеизъявление участников собрания;

      Если ранее суд, разбирая иск о недействительности собрания, опирался только на факты, то теперь суд заставляют опереться еще и на метафизику. Влияние на волеизъявление - это не факт, а предположение (угадывание, прорицание - как хотите), что решение собрания было бы другим. Представьте, судья в решении пишет: «Заглянув в прошлое, я увидел, что если бы не нарушение процедуры, тогда вполне много участников собрания проголосовали бы «против» в дополнение к уже проголосовавшим, вследствие чего решение не было бы принято. Поэтому, постановляю...» Понятно, дословно таких решений суда не будет, но суть-то от подстановки более обтекаемых выражений не изменится.

      Волеизъявление - это чистая прерогатива собрания, любые спекуляции на тему, сколько голосов было бы "за" или "против" при другом порядке созыва, неуместны. Нельзя пытаться искать какую-либо количественную причинно-следственную связь между порядком созыва собрания и результатом голосования, попытка установления такой причинно-следственной связи и будет, как раз, влиянием на волеизъявление. Поэтому, мы не вправе допускать, что решение собрания могло бы быть другим. Причинно-следственная связь здесь может быть только одна: был соблюден порядок созыва - волеизъявление законно; не был соблюден - волеизъявление незаконно.

      Таким образом, нарушение порядка созыва - это и есть влияние на волеизъявление (единственное влияние, о котором мы вправе говорить), поэтому фраза «...влияющее на волеизъявление участников собрания» в рассматриваемом пункте просто не имеет смысла.

      О равенстве. Допустим, в товариществе 100 членов. О собрании были оповещены только 75. Из присутствующих на собрании проголосовали «за», скажем, 65 – большинство не только от числа участников собрания, но и от числа всех членов товарищества. Нарушение процедуры есть, но оно не способно было повлиять на волеизъявление (позволим себе возможность порассуждать о влиянии). Как следует из рассматриваемого пункта 1 части 1 этой статьи, такое решение собрания не может быть признано недействительным. Однако ж далее в статье, в пункте 3 части 1, говорится о равенстве, и там не делается никаких сослагательных отсылок к «существенностям» и «влияниям». По логике пункта 3 части 1 – собрание должно быть признано недействительным, так как нарушено равенство: 25 членов отстранены от участия в собрании.

      Любое нарушение процедуры подготовки, созыва, проведения собрания есть нарушение равенства. Поэтому, ниже идущий пункт 3 части 1 делает рассматриваемый пункт 1 части 1 этой же статьи в целом бессмысленным и лишним.

      2) у лица, выступавшего от имени участника собрания, отсутствовали полномочия;

      Трудности понимания. «Выступавшего» - это в смысле "речь толкавшего" или просто присутствовавшего на собрании? «Участник собрания» - это именно участник собрания или, все же, участник гражданско-правового сообщества?

      «Выступавшего (на собрании) от имени участника собрания» - такое сложно даже и представить. Подразумевалось, я думаю, это: «присутствующего (на собрании) от имени участника гражданско-правового сообщества».

      Невладение русским языком, однако.

      3) допущено нарушение равенства прав участников собрания при его проведении;

      Принцип равенства членов садоводческого товарищества витал в воздухе всегда, но нигде не был явно записан. Теперь есть. Безусловно, это хорошо.

      4) допущено существенное нарушение правил составления протокола, в том числе правила о письменной форме протокола (пункт 3 статьи 181.2).

      Итак, если протокола нет совсем, то решение собрания оспоримо. Иначе говоря, оно действительно, а недействительным может стать только по решению суда.

      В отличие от сделок, где и воплощение воли сторон, и фиксирующий эту волю документ – одна и та же бумага, решение собрания и протокол собрания не равны. Само решение (очного) собрания принимается в устной форме, письменный документ (протокол собрания) составляется, как свидетельство этому, уполномоченными лицами (председателем собрания и секретарем собрания). Факт важнее, чем передающий этот факт протокол.

      2. Решение собрания не может быть признано судом недействительным по основаниям, связанным с нарушением порядка принятия решения, если оно подтверждено решением последующего собрания, принятым в установленном порядке до вынесения решения суда.

      Такой подход применялся и до введения главы 9.1.

      Трудности понимания. Хотелось бы точности: 1) разрешена обратная сила решений собрания вообще; 2 )или же нам следует ждать определения в законе какого-то «установленного порядка» подтверждения решений? Допустим, в сентябре 2014 года собрание приняло: «Садоводам заплатить до 1 октября 2014 года взнос за потери в электросети 100 рублей. Установить пеню за просрочку этого взноса 1 рубль за день просрочки». Когда в феврале 2015 года другое собрание примет решение в точно такой же формулировке, это будет чем? Обратной силой меры ответственности или подтверждением ранее принятого решения?

      Оспариваем в суде решение собрания. Правление бежит по садоводам с бюллетенями заочного голосования, собирая подписи для «подтверждения» оспариваемого нами решения. Мы подаем следующий иск - о недействительности решения о «подтверждении». Правление снова бежит по садоводам, мы – еще иск, и т.д., и т.п. Бесконечное правосудие получим, как следствие, затруднение деятельности товарищества и лишнюю нагрузку судам.

      3. Решение собрания вправе оспорить в суде участник соответствующего гражданско-правового сообщества, не принимавший участия в собрании или голосовавший против принятия оспариваемого решения.

      Участник собрания, голосовавший за принятие решения или воздержавшийся от голосования, вправе оспорить в суде решение собрания в случаях, если его волеизъявление при голосовании было нарушено.

      Практического смысла нет в первом предложении. Я не видел участников гражданско-правовых сообществ, которые бы проголосовали на собрании «за», продолжают оставаться «за», тем не менее подают иск о признании решения собрания недействительным.

      Второе предложение части третьей, все же допускает возможность иска от голосовавшего «за» в том случае, если «его волеизъявление... было нарушено». «Нарушено» - очень неудачное слово здесь. Что значит «нарушенное» волеизъявление, мне непонятно.

      Применительно к очным собраниям в садоводческих товариществах, мы ниоткуда не можем узнать, кто голосовал «за», потому что поименные голосования в товариществах не приняты. Выше, в статье 181.2 кодекса, установлено правило о занесении в протокол сведений о лицах, проголосовавших «против», и потребовавших такого занесения. Видимо, второе предложение части третьей следует понимать так: «Участник собрания, не вписанный в протокол, как голосовавший против решения, вправе оспорить в суде решение собрания в случаях, если докажет, что голосовал против этого решения».

      Утверждают, что новая глава 9.1 кодекса направлена на затруднение оспаривания решений собраний. Я бы добавил, что и на затруднение работы судов, поскольку судьям придется в решениях не только мотивировать по предмету иска, но и по особенностям волеизъявления каждого из истцов.

      И даже на затруднение функционирования самих садоводческих товариществ. Потому что доказать, что не был на собрании – это можно; доказать, что голосовал «против», труднее; если же присутствующие в судебном заседании члены правления (а они в суде будут в полном составе) возьмутся утверждать, что истец голосовал «за» - доказать истцу свое голосование «против» будет невозможно. Получается, надежная перспектива на обращение в суд за оспариванием решения собрания видна в единственном случае: не присутствовать на собрании. Я думаю, садово-огородная оппозиция, которая ранее как-то еще ходила на собрания, рано или поздно осознает связь между непосещением собраний и правом на их оспаривание, и перестанет на собраниях появляться совсем. Что приведет к уменьшению численности собраний, в некоторых товариществах – к невозможности принятия решений.

      Согласно п.10 ч.2 ст.19 №66-ФЗ от 15.04.1998, «член садоводческого, огороднического или дачного некоммерческого объединения обязан... участвовать в общих собраниях членов такого объединения». А кодекс наделяет садовода правами на оспаривание как раз при нарушении процитированной нормы: исполнил обязанность быть на собрании – нет прав; не исполнил обязанность быть на собрании – есть права. Надо бы наоборот: отсутствовал на собрании без уважительной причины (болел, был в командировке и т.д.) – вот тогда и лишился права на оспаривание.

      Попытка реализовать свое право в установленном законом порядке до суда не должна становиться основанием для лишения судебной защиты в отношении этого права.

      Подытоживая. Рассматриваемая часть 3 этой статьи затруднит оспаривание решений, затруднит работу судов, затруднит проведение собраний в садоводческих товариществах, затруднит законопослушным садоводам реализацию их прав. Это все равно, как вместо смазки всыпать в механизм горсть песка.

      4. Решение собрания не может быть признано судом недействительным, если голосование лица, права которого затрагиваются оспариваемым решением, не могло повлиять на его принятие и решение собрания не влечет существенные неблагоприятные последствия для этого лица.

      Случаем, когда «голосование лица могло повлиять» и это лицо имело бы право на оспаривание (с учетом части третьей), является единственный: ущемляющее садовода решение принято с перевесом в один голос, а сам садовод, «права которого затрагиваются оспариваемым решением», на собрании отсутствовал.

      Права, последствия, существенность, влияние - все сразу. Сошлись в одном положении и ретроспекция в прошлое (могло ли лицо повлиять?), и настоящее (затрагиваемые права лица), и взгляд в будущее (последствия), и простор для субъективной оценки (существенность).

      Отчетливо дискриминационная норма, которая прямо говорит, что нарушение прав участников гражданско-правовых сообществ допускается законом, особенно в случае, если жертвы были в меньшинстве (не могли «повлиять»).

      Трудности понимания. Сначала упоминаются права, затем делается переход на последствия, еще и с критерием существенности. Само право и последствия (нарушения этого права) ведь вещи совсем нетождественные. Потому что и обладание правом может привести к неблагоприятным последствиям. Наоборот, отсутствие права может привести к очень даже благоприятным последствиям. Например, садовода Иванова исключили из членов - лишили его членских прав. Соответственно, Иванов перестал платить членские взносы. Через год председатель товарищества сбежал, прихватив с собой кассу. Иванову лишение членских прав, очевидно, принесло благоприятные последствия, остальным садоводам членские права принесли последствия плохие - эти садоводы понесли убытки.

      Последствия нарушения права может оценивать только обладатель этого права. Здесь по принципу: «Мое право, отдайте его мне, я сам решу, насколько это право мне полезно». Если же закон допускает для суда возможность исходить из оценки полезности обладания правом для кого-либо, в этом мне видится некое лишение дееспособности. Как будто, участников собраний выставили неполноценными, а на суд возложили функции опеки - оценивать полезность обладания правом для каждого из них.

      5. Решение собрания может быть оспорено в суде в течение шести месяцев со дня, когда лицо, права которого нарушены принятием решения, узнало или должно было узнать об этом, но не позднее чем в течение двух лет со дня, когда сведения о принятом решении стали общедоступными для участников соответствующего гражданско-правового сообщества.

      Исковая давность 6 месяцев – это, все же, в два раза больше, чем 3-месячный срок для обращения в суд. Есть повод порадоваться.

      6. Лицо, оспаривающее решение собрания, должно уведомить в письменной форме заблаговременно участников соответствующего гражданско-правового сообщества о намерении обратиться с таким иском в суд и предоставить им иную информацию, имеющую отношение к делу. Участники соответствующего гражданско-правового сообщества, не присоединившиеся в порядке, установленном процессуальным законодательством, к такому иску, в том числе имеющие иные основания для оспаривания данного решения, в последующем не вправе обращаться в суд с требованиями об оспаривании данного решения, если только суд не признает причины этого обращения уважительными.

      Трудности понимания. «Предоставить им иную информацию, имеющую отношение к делу» - к какому делу? К гражданскому? Или «дело» - здесь просто неудачный синоним к слову «иск»? Неясно, почему об иске оповещать надо всех, в том числе и тех, кто кодексом лишен права на оспаривание, т.е. голосовавших за принятие решения. Упоминается порядок присоединения к иску, «установленный процессуальным законодательством» - но нет такого порядка в процессуальном законодательстве.

      Норма, практически, процессуальная, поскольку регламентирует порядок подачи иска, ознакомления с иском, указывает на необходимость объединения нескольких судебных дел в одно, но написанная не в процессуальном, а в Гражданском кодексе. Поэтому, гражданская норма, а не процессуальная. Принуждение к исполнению гражданской обязанности может стать предметом иска, но не может быть выдвинуто в качестве процессуального требования суда к стороне процесса. Однако, ввиду неясности, как все это применять, в судах теперь поступают так: обязывают истца сделать оповещение и доказать это суду. Что очень плохо, поскольку означает, что суд выдвинул к истцу исковое требование. То же самое, как если бы судья заставил бы истца заплатить при подаче иска членские взносы (уплата взносов – гражданская обязанность, а не процессуальная).

      7. Оспоримое решение собрания, признанное судом недействительным, недействительно с момента его принятия.

      Трудности понимания. Написано «оспоримое», значит, на это делается акцент. Но все же, если ничтожное (не было кворума) решение собрания будет признано судом недействительным, тогда как?


Д.Охапкин, 20.03.2015





 
Перепечатка разрешена при условии сопровождения активной гиперссылкой на домен (http://snt.pp.ru/) или непосредственно на страницу, где размещен копируемый материал.