Дмитрий Охапкин
dm.okhapkin@bk.ru
 
snt.pp.ru




      Вернуться к статье Как я судился с СНТ


Возражения на кассационную жалобу

     

В Красноярский краевой суд
ИСТЕЦ: Охапкин Дмитрий Николаевич,
[адрес, телефон]
ОТВЕТЧИК: СНТ «Ветеран-3»-«Возрождение»,
[юридический адрес]

     

Возражения
на кассационную жалобу ответчика,
поданную им на решение Свердловского районного суда г.Красноярска
(Решение от 23 декабря 2009 г. по делу № 2-2349/09)

     

      Решением Свердловского районного суда полностью удовлетворен мой иск к ответчику о признании протокола общего собрания СНТ недействительным. Считаю решение суда соответствующим закону и справедливым и не нахожу оснований для пересмотра дела в суде первой инстанции.

      Ничего кроме правового нигилизма, непонимания закона и нежелания признать очевидное в кассационной жалобе я не увидел. На мой взгляд, кассационная жалоба ответчика должна быть оставлена без удовлетворения ввиду следующего:

      1. Ответчик считает, что общее число садоводов (107) в нашем СНТ должно быть, при подсчете кворума собрания, уменьшено на 28 человек. Подтверждением этому приводит справку Красноярского Союза садоводов, также Акт от 1 апреля 2009 г., составленный правлением СНТ.
      Членства какого-либо ограниченного или ущемленного в СНТ нет. Если садовод остается членом СНТ, он пользуется всей полнотой прав члена СНТ, в том числе правом на участие в собраниях, правом на получение уведомлений о предстоящих собраниях.
      Член СНТ может быть исключен из СНТ за неуплату членских взносов (ст.3.8.4 Устава СНТ «Ветеран-3»-«Возрождение»). Решение об исключении принимает общее собрание (ст.3.8.4 Устава СНТ «Ветеран-3»-«Возрождение»). Исключение членов СНТ относится к исключительной компетенции общего собрания (ст.21 п.1 пп.2 №66-ФЗ от 15.04.1998).
      Исключить 28 членов СНТ справкой Красноярского Союза садоводов, равно как и актом СНТ, нельзя.
      Статья 225 п.3 ГК РФ гласит: «Бесхозяйные недвижимые вещи принимаются на учет органом, осуществляющим государственную регистрацию права на недвижимое имущество, по заявлению органа местного самоуправления…»
      Ни у Красноярского Союза садоводов, ни у правления СНТ (общественные организации) нет полномочий по установлению правового статуса земельного участка, как бесхозяйной недвижимой вещи. Использование фраз «брошенный земельный участок» вместо «бесхозяйный земельный участок» сути вопроса здесь не меняют.

      2. Ответчик считает, что судом недостаточное внимание было уделено Протоколу заседания членов правления… 21.11.2009 №4, к которому приложена заново составленная ведомость присутствующих на собрании 16 мая 2009 г. «В присутствии всех членов правления садоводы заверяли…» (цитата из протокола).
      Судом на ответчика была возложена обязанность предоставить в качестве свидетелей [ ... ] (№32 по первичной ведомости), [ ... ] (№36 по первичной ведомости), [ ... ] (№40 по первичной ведомости) и других. Отсутствие этих садоводов на собрании 16 мая 2009 г. следовало из косвенных показаний.
      Как я понимаю, свидетели должны были явиться в суд и дать показания суду в судебном заседании, а не заверять ответчика на заседании членов правления, для последующей передачи этих заверений в суд с оказией.
      Собрание является высшим органом СНТ (ст. 20 п.1 №66-ФЗ от 15.04.1998). Фактически, составление новой ведомости есть не что иное, как попытка заседанием подчиненного коллегиального органа (правления СНТ) внести изменения в протокол высшего коллегиального органа (общего собрания СНТ), тем более что в ведомость, созданную 21.11.2009, внесены новые фамилии. Такая подмена недопустима и правление СНТ на заседании 21.11.2009 превысило свои полномочия.
      То, что в заново составленной ведомости присутствующих на собрании 16 мая 2009 г., даже при внесении в нее новых лиц, всего 34 фамилии, на мой взгляд, более чем убедительно подтверждает именно мою позицию, а именно: число участников собрания 16 мая 2009 г., значащееся из первичной ведомости – 42 человека – сильно преувеличено.

      3. Приводимые в кассационной жалобе заявления ответчика о том, что кворум на собрании 16 мая 2009 г. подтвержден его доказательствами, не выдерживают критики. Так, ответчик пишет: «Всего подтверждено присутствие 34 садоводов по ведомости к протоколу заседания правления №4 от 21.11.2009 г. и присутствие 4 человек подтверждается актом СНТ от 16.05.2009 г., т.е. подтвержден кворум присутствующими на собрании 38 садоводами, что составляет 50% от общего числа действительных членов СНТ».
      Даже если принять во внимание изобретенный ответчиком правовой статус садовода «действительный член СНТ», который получается путем вычитания из числа садоводов числа «брошенных участков», даже если принять во внимание упомянутый «Акт СНТ от 16.05.2009 г», приходится признать, что кворума на собрании 16 мая 2009 г. не было даже и в этом случае, поскольку кворум собрания СНТ составляет 51% его членов (Ст.21 п.2 №66-ФЗ от 15.04.1998), а не 50%, как уверяет ответчик.
      Меня на собрании 16 мая 2009 г. не было. «Акту от 16.05.2009», в котором «подтвержден факт» моего присутствия на этом собрании, я не доверяю.

      4. Что касается доверенностей на участие в собраниях, представленных суду Б., то таких доверенностей всего 12: 1) [ ... ]; 2) [ ... ]; 3) [ ... ]; 4) [ ... ]; 5) [ ... ]; 6) [ ... ]; 7) [ ... ]; 8) [ ... ]; 9) [ ... ]; 10) [ ... ]; 11) [ ... ]; 12) [ ... ].
      Представление ответчиком суду первых четырех доверенностей не имело смысла, поскольку правомерность присутствия (или сам факт присутствия) на собрании [ ... ], [ ... ], [ ... ], [ ... ] вообще мною не оспаривались. Доверенности 5-8 соответствуют первичной ведомости присутствующих на собрании, а именно: под номерами 20,21,22 в ведомости идут фамилии [ ... ], [ ... ], [ ... ] с подписью [ ... ] напротив каждой из этих трех фамилий; под номером 2 в ведомости указаны две фамилии ([ ... ] и [ ... ]). Что же касается доверенностей 9-12, с первичной ведомостью присутствующих на собрании эти доверенности не согласуются никоим образом.

      5. Устанавливаемый законом не менее чем двухнедельный срок для оповещения членов СНТ о предстоящем собрании (Ст.21 п.2 №66-ФЗ от 15.04.1998) был нарушен. На мой взгляд, одного этого обстоятельства уже достаточно для признания собрания СНТ неправомочным, а протокола этого собрания недействительным.
      Ответчик сам признает в кассационной жалобе (стр.2), что собрание 10.05.2009 г. «было перенесено на 16.05.2009». То есть, ответчик подтверждает, что вопрос о созыве собрания 16.05.2009 возник лишь за неделю до самого собрания, при этом несоблюдение двухнедельного срока для оповещения членов СНТ о готовящемся собрании очевидно.

      6. «Голосование на собрании проходило открытым голосованием путем поднятия рук. «Против» руки не поднимали…»
      Подавляющее большинство свидетелей (и свидетели со стороны ответчика) показали в судебном заседании, что голосовавшие “против" на собрании были.
      Свидетель О. давала в суде подписку об ответственности за дачу ложных показаний (в отличие от Б.). По ее показаниям следует, что она была на собрании 16 мая 2009 г., но подпись (№1 в ведомости) сделана не ее рукой.

      7. «Для дополнительного подтверждения кворума… садоводы на правление представили расписки, адресованные в адрес Свердловского суда… но суд отверг расписки… Правление считает прямым доказательством расписки от садоводов»
      Свидетель дает показания суду, а не ответчику вне судебного заседания. Судебное разбирательство ведется устно (ст.157 ГПК РФ), свидетель является в суд и дает правдивые показания (ст.70 ГПК РФ).
      Никакие нарочито составленные расписки свидетельскими показаниями считаться не могут. Я возражаю против рассмотрения этих расписок (приложены к жалобе ответчика) в кассационном суде.

      8. «Судья [ ... ] для подтверждения кворума потребовала личного присутствия каждого садовода с паспортом в суде, но повестки в суд каждому садоводу не направила»
      Я подавал суду на предварительном слушании письменное ходатайство о вызове свидетелей, поскольку части моих свидетелей были нужны повестки, как оправдательные документы. Экземпляр этого ходатайства был в суде передан Б. То есть, Б. видел и читал, как сделать так, чтобы свидетели были вызваны в суд повестками.
      Со стороны Б. в суде выступали (не нуждаясь в повестках) представители ответчика или свидетели: члены правления (действующие и бывшие), члены ревизионной комиссии (действующие и бывшие), секретарь собрания 16 мая 2009 г., т.е. все те лица, которые могут понести ответственность при вскрытии злоупотреблений в СНТ.
      Простые садоводы выступать в суде на стороне ответчика не проявили желания, и я думаю, вовсе не по причине отсутствия у них повесток.

      9. «Из вышеуказанных фактов считаем, что оспаривание решения протокола… является следствием нежелания Охапкина Д.Н. и свидетелей со стороны истца платить взносы…»
      Попытки выставить меня и свидетелей с моей стороны кучкой из четырех неплательщиков, безосновательны. Среди моих свидетелей подавляющее большинство - плательщики взносов. Это [ ... ], [ ... ], [ ... ], [ ... ], [ ... ], [ ... ]. И Б., как председатель правления, об этом знает.

      10. «В течение судебного разбирательства всем свидетелям, присутствующим в суде, задавался вопрос о сумме оплаты за подключению участков к столбам электроснабжения. По этому вопросу Д.Н.Охапкин уже обращался в следующие инстанции…»
      Я действительно обращался: 1) В феврале 2009 г. – ошибочное обращение в прокуратуру Емельяновского района; 2) В апреле 2009 г. – в Емельяновский районный суд (исковое заявление о неправомерных действиях СНТ «Ветеран-3» - «Возрождение»); 3) В апреле 2009 г. – в Свердловский районный суд (исковое заявление о признании частично недействительным протокола заседания членов правления СНТ); 4) В августе 2009 г. – в Свердловский районный суд (исковое заявление о признании недействительным протокола общего собрания членов СНТ, т.е. рассматриваемое по кассации дело № 2-2349/09).
      Какой-либо связи, из которой бы следовало, что дело № 2-2349/09 предрешено, здесь нет.

      11. «И решение суда Свердловского района (судья [ ... ]) подтверждает правомерность…»
      Судья [ ... ] рассматривала мое исковое заявление о признании частично недействительным протокола правления (в части платы за подключение к столбам). Как доказательство ответчиком был представлен протокол собрания 16.15.2009 №1 (в решении именуется 16.05.2009 №1). И в протоколе правления, и в представленном ответчиком протоколе собрания имеются одинаковые формулировки именно по вопросу платы за подключение к столбам. Решением суда было: протокол правления лишь рекомендует плату за подключение к столбам, сама эта плата утверждена протоколом собрания, поэтому в иске – отказать.
      Судья [ ... ] рассматривала мое исковое заявление о признании недействительным протокола 16.15.2009 №1 (дело № 2-2349/09), то есть именно того протокола, который был приобщен ответчиком, как доказательство, по делу у судьи [ ... ]
      Дело, в котором протокол собрания был доказательством, никак не может влиять на дело, в котором рассматривалась законность этого самого протокола.

      Б., еще на предварительном слушании, подал суду «ходатайство», в котором просил «назначить экспертизу о состоянии здоровья психического Охапкина» (лист дела 94-ый). В этом «ходатайстве», заверенном печатью СНТ, написано: «в течение последних 4-х лет истец неоднократно обращался в УВД Емельяновского района…».
      К кассационной жалобе приложена справка, подписанная Б. и с печатью СНТ, из которой уже не видно «4-х лет неоднократных обращений в УВД». Тем не менее, и в справке имеется неточность (написано 23.02.2008, должно быть 23.02.2009).
      «Ходатайство» вполне ясно говорит о том, что именно ответчик стремился унизить меня в ходе этого судебного процесса, при этом легко переделывая факты по своему усмотрению, а не наоборот.

      В течение процесса ответчик не предоставлял мне копии приобщаемых им материалов, даже подавал суду письменное заявление о непредоставлении мне копий материалов дела. То есть, именно ответчик стремился ущемить мои процессуальные права, а не наоборот.

      Попытки ответчика приобщить его судебные расходы по другому делу, попытки приобщить в качестве свидетельских показаний нарочито составленные расписки, нападки на суд по поводу рассмотрения изготовленного мной рисунка говорят о полном непонимании ответчиком основ гражданского судопроизводства. Досадно, что из всего этого выводится «неуважение суда к ответчику», якобы имевшее место в ходе судебного разбирательства.

      На мой взгляд, в судебном процессе было доказано следующее:
      1. Шесть свидетелей дали показания, что их на собрании 16 мая 2009 г. не было и якобы принадлежащие им подписи в ведомости, прилагаемой к протоколу собрания, сделаны не их рукой. Одна запись в ведомости сделана садоводом из другого общества, который не имел права на участие в общем собрании. Таким образом, при общем числе подписей в ведомости 42, 7 из них опровергнуты, остается 35 подписей, что не является кворумом даже при его подсчете по методу ответчика (исходя из «76 действительных членов СНТ»).
      2. Установленный законом минимальный двухнедельный срок для оповещения членов СНТ о предстоящем собрании не был выдержан.
      3. Из показаний свидетелей (в том числе со стороны ответчика) следует, что голосовавшие «против» на собрании 16 мая 2009 г. были. Поскольку в протоколе все решения записаны, как единогласно принятые, очевидно, что протокол неверно отражает происходившее на собрании. Сам ответчик утверждает, что на собрании 16.05.2009 присутствовал председатель Краевого союза садоводов, однако в протоколе об этом нет ни слова.
      Я считаю, что любого из перечисленных выше трех оснований было бы достаточно для признания протокола недействительным, не говоря уже об одновременном их сочетании.

     

      ПРОШУ:

      Оставить Решение Свердловского районного суда г.Красноярска от 23 декабря 2009 г. по делу № 2-2349/09 без изменения, а в удовлетворении кассационной жалобы – отказать.

     

     

3 февраля 2010 г.                             Дмитрий Охапкин

     





 
Перепечатка разрешена при условии сопровождения активной гиперссылкой на домен (http://snt.pp.ru/) или непосредственно на страницу, где размещен копируемый материал.